.

Александр Иванович БЛИНОВ: «СВЯТАЯ К МУЗЫКЕ ЛЮБОВЬ»

 

         Когда речь заходит о хоре и хоровой музыке, у меня неизменно возникают в сознании хор Астраханской консерватории и его «родители» – заслуженные деятели искусств России – С. Комяков и Л. Власенко. Происходит это, видимо, потому, что с этим коллективом и его руководителями меня связывают давние человеческие и творческие узы. Хотя художественным руководителем и главным дирижером является С. Комяков, трудно представить себе высокохудожественное исполнение хоровых произведений различных стилей без тандема Комяков – Власенко, представляющих двуединое начало профессионального творчества. (Кстати, Л. Власенко блестящий лектор-ведущий концертов). Заметим, что и сама Л. Власенко – участница и цементирующее звено этого студенческого коллектива.

         Не претендуя на глубокий и всесторонний анализ исполнительского творчества коллектива и дирижера, выскажу лишь свои «композиторские» соображения.

         Известно, что «ноты – спящая красавица, исполнитель – расколдовывающий ее принц. Исполнение относится к творчеству, как творчество к жизни. Исполнение так же опирается на произведение, так же зависит, много берет от него и так же мало должно быть его точной фотографией» (Г.Коган).

         С. Комяков – матёрый профессионал. И если говорят, что совершенная техника та, которой не замечают, о которой не говорят, то это в высшей степени относится к яркоталантливому руководителю студенческого коллектива, которому вполне по силам исполнение сложнейших хоровых партитур. Подвижнический творческий труд – основа и квинтэссенция самой жизни и Л. Власенко и С. Комякова.

         На очередном моем авторском вечере исполнялось новое, весьма масштабное произведение «Духовные песнопения» (Концерт) для смешанного хора, чтеца и колоколов. Замысел написать сочинение на духовные тексты возник давно, но … появилась подобная мода. Я всегда был против «моды» и новомодных течений. Окончательным толчком послужили неоднократные предложения высокоталантливых музыкантов-исполнителей С. Комякова и Л. Власенко. В результате большое полотно для смешанного хора, чтеца и колоколов было создано всего лишь за 9 дней на едином дыхании. Основой послужили канонические тексты. В крайних частях используются выдержки из не так давно расшифрованного Фестского диска острова Крит, созданного в XVII веке до н.э., дешифрованного и переведенного Геннадием Гринвичем. При подборе текстов большую помощь оказал астраханский художник (последние годы посвятивший себя реставрации художественных росписей в храмах) Геннадий Бескровный.

В сочинении, по традиции церковных богослужений, чередуются чтец и хор. Колокола используются только со чтецом. Все хоровые части звучат a cappella, за исключением части «Слава Тебе, Боже», где колокол (в финале) играет важную роль в создании атмосферы и настроя. Кроме того, все части звучат без перерыва, за исключением зафиксированных пауз, и автору не хотелось, чтобы исполнение прерывалось дирижерской настройкой хора на новую тональность. В результате, кроме чисто художественного значения колокола выполняют и функцию своеобразного камертона.

Вначале предполагалось посвящение «крёстным отцу и матери» сочинения С. Комякову и Л. Власенко. Однако по их высокодуховной подсказке автор посвящает свои «Духовные песнопения» великой и значимой дате – 400-летию Астраханской и Енотаевской епархии.

         И, несмотря на то, что «крёстными» этого сочинения являлись именно эти два художника-исполнителя, я не без трепета вручил им партитуру. Все дело в том, что в отличии от канонического (традиционного) музыкального прочтения текстов церковного богослужения, я пошел по другому пути, используя технику современного композиторского письма, что, естественно, представляет определенные сложности для студенческого хора. Лишь за день до концерта рискнул придти на репетицию «ключевого» произведения всего авторского вечера. Был потрясен филигранной отточенностью деталей, тончайшей нюансировкой и высокохудожественным исполнением. При этом были выявлены такие детали и моменты в партитуре, сыгравшие в исполнении важнейшую выразительно-художественную роль, о которых подчас автор и не подозревал. И удивительным казалось, что при ярко эмоциональном исполнении жесты дирижера отличались некоторой «скупостью». Ничего внешне броского, ничего – на публику. Мастер все подчинил воплощению содержания и основной идее автора, что еще в большей степени выявилось на концерте.

Не первый год знаю наш хор, знаю С. Комякова и Л. Власенко, но впервые со всей полнотой осознал, что «святая к музыке любовь» составляет суть и основу жизни этих музыкантов.

Нередко к фестивалям, авторским вечерам произведения готовятся «на скорую руку», лишь «наметываются», подвергая риску неприятия новых страниц творчества композитора, ибо слушателю не всегда ясно – неудачное произведение или не совсем добросовестное отношение к новому опусу автора. В моем случае долгие аплодисменты и успех  «Духовных песнопений» отношу прежде всего на долю коллектива и, главное, на долю художественного руководителя и дирижера, моего Друга и талантливейшего музыканта Сергея Евгеньевича Комякова. Браво, Маэстро!!!

А. Блинов, композитор, Лауреат премии  им. Д. Шостаковича

 

Этот очерк-отзыв был написан А.Блиновым под впечатлением от исполнения «Духовных песнопений» в авторском концерте композитора, состоявшемся 21 марта 2001 года, в рамках II Всероссийского фестиваля «Дни современной музыки в Астрахани». В исполнении участвовали: хор АГК под руководством С.Комякова, партия чтеца – А.Блинов, колокола – Д.Костин. Вела программу Н.Калиниченко. Поскольку в большом зале консерватории в то время производились ремонтно-реставрационные работы, фестивальный авторский концерт Блинова проводился в концертном зале ДМШ №1 (в Астраханском кремле).  

Опубликовано – J:\КОНСЕРВАТОРИЯ\Сайт по 1 февраля 2011\astracons\Kamerton_8\kamerton_8_29.html