.

«Стихов моих белая стая»

  Анна Ахматова. «Стихов моих белая стая». Исполнители: Зинаида Дюжова, Наталья Туриева и Марина Маленьких. 15.04.2015. Астраханский государственный театр оперы и балета.

Было душно от жгучего света,
А взгляды его как лучи…
Я только вздрогнула. Этот
Может меня приручить.
Наклонился. Он что-то скажет.
От лица отхлынула кровь.
Пусть камнем надгробным ляжет
На жизни моей любовь.

Всегда трудно писать о великих. Понимаешь, что надо максимально приблизиться к ним, соответствовать их уровню… Анна Ахматова, ее трагическая жизнь и проникновенная поэзия никогда не оставляли людей равнодушными. Правда, одних она возмущала (?), других – всегда волновала, беспокоила, звала. Ее любили, ей подражали, но ее и не понимали, пытались запретить, забыть (помните грозное постановление ЦК единственной тогда партии об Ахматовой и Зощенко?). 

Не любишь, не хочешь смотреть.
О, как ты красив, проклятый!
И я не могу взлететь,
А с детства была крылатой.
Мне очи застит туман,
Сливаются вещи и лица…
И только красный тюльпан,
Тюльпан у тебя в петлице.

Полтора часа погружения в мир чарующих звуков искренних интонации неординарного поэта, которая нечаянно соединила несколько эпох, заставили нас вновь о многом подумать. 

Как велит простая учтивость,
Подошел ко мне. Улыбнулся.
Полуласково, полулениво
Поцелуем руки коснулся.
И загадочных, древних ликов
На меня поглядели очи…
Десять лет замираний и криков,
Все мои бессонные ночи
Я вложила в тихое слово
И сказала его напрасно.
Отошел ты, и стало снова
На душе и пусто и ясно.
Смятение. 1913

К этому по театрально-музыкальному концерту его авторы шли долго, постепенно. Ранее прикосновение к теме состоялось в астраханском Музее культуры, потом в Краеведческом музее (мы рассказывали – http://mvastracons.ru/?p=26057). И вот теперь встреча в Малом зале родного им театра. И раньше, и теперь не было даже намека на «учебно-школьный, лакированно-памятниковый» стиль. Все по-настоящему, реалистично, правдиво, потому что каждая жизненная ситуация автора поэтических строк, видимо, исполнителями выстрадана, думана-передумана, фактически сделана личной. И показалось в какой-то момент, что Анна Ахматова находится где-то рядом с нами. Может еще и потому, что подготовленные слайды ее фотографий, картин были выполнены аккуратно, в некой дымке трагической отстраненности.

DSC09445 - копия

Перо задело о верх экипажа.
Я поглядела в глаза его.
Томилось сердце, не зная даже
Причины горя своего.
Безветрен вечер и грустью скован
Под сводом облачных небес,
И словно тушью нарисован
В альбоме старом Булонский Лес.
Бензина запах и сирени,
Насторожившийся покой…
Он снова тронул мои колени
Почти не дрогнувшей рукой.
Прогулка. 1913. Май

У каждой поэтической строчки Анны Ахматовой – свои причины появления. Как искусный археолог, Наталья Туриева увлеченно снимала пласт за пластом, делая предложенный текст более ясным, жизненным, реалистичным. И непонятные для уха слова, имена, названия из начала XX века вдруг становились родными. Красота русской речи, умное прочтение стихов (полтора часа наизусть!) оказывали магическое воздействие на слушателя (а рядом сидящая актриса тайком утирала слезы, впрочем, может и соринка в глаз попала). После лозунгового времени и компьютерных новоязов каждая фраза Анны Ахматовой получалась дорогим бриллиантом высочайшей пробы, родником в засушливой степи, глотком свежего воздуха в урбанистическом современном городе.

Звенела музыка в саду
Таким невыразимым горем.
Свежо и остро пахли морем
На блюде устрицы во льду.
Он мне сказал: «Я верный друг!»
И моего коснулся платья…
Как непохожи на объятья
Прикосновенья этих рук.

Так гладят кошек или птиц…
Так на наездниц смотрят стройных.
Лишь смех в глазах его спокойных,
Под легким золотом ресниц.
А скорбных скрипок голоса
Поют за стелющимся дымом:
«Благослови же небеса:
Ты первый раз одна с любимым».
Вечером. 1913. Март

Две явно выраженные партитуры – музыкальная и поэтическая – не стали примитивной «литературно-музыкальной композицией». У каждой партии была как бы своя генеральная линия, которые то явно смыкались, то расходились на отдаление. Это то, что мы чаще называем полифонией. Важно и то, что музыка не стала и некой иллюстрацией к сказанному. Смешение разных эмоций определялись особыми конструкциями, которые рождались, казалось бы, ниоткуда. Здесь – интонационный и интеллектуальный симфонизм, со своими лейтмотивами, возвращениями и зовами, темами-воспоминаниями и поэтическими арками. А еще тут найдем и коррелятивные сопряжения мужское-женское, элегантное-грубое, фатальное-мечтательное, красивое-безобразное, война-мир, верность-предательство, вера-атеистическая хула, добро-зло…

Все мы бражники здесь, блудницы.
Как невесело вместе нам!
На стенах цветы и птицы
Томятся по облакам.
Ты куришь черную трубку,
Так странен дымок над ней.
Я надела узкую юбку,
Чтоб казаться еще стройней.
Навсегда забиты окошки.
Что там – изморозь или гроза?
На глаза осторожной кошки
Похожи твои глаза.
О, как сердце мое тоскует!
Не смертного ль часа жду?
А та, что сейчас танцует,
Непременно будет в аду.
1 января 1913

Уже после концерта выяснилось, что звучала музыка композиторов ХХ и XXI веков: Валерия Гаврилина, Вениамина Баснера, Вадима Козина, Вадима Бибергана, Виолетты Гриневич, Евгения Рушанского. То сеть явно стилистически разная, и посложнее, и что-то попроще. Понятно, что каждый композитор «не улучшал Ахматову», а пытался проникнуть в ее каждое сокровенное слово, передать именно свои ощущения. Поэтому задача для вокалистки была архитрудная, ведь это не один цикл, не один музыкальный почерк. Тут надо, параллельно с поэзией, чутко уловить и фантазию композитора. Вот такая сложная творческая головоломка. И она была решена блестяще! Лауреат международных конкурсов Зинаида Дюжова, однажды приехавшая на наше счастье к нам из Санкт-Петербурга, исполнила все безукоризненно. А чудный, аккуратный концертмейстер, наша выпускница Марина Маленьких не просто аккомпанировала, а, порой, музыкально договаривала, создавала так ценящийся у эстетов второй план вокального сочинения. Это «чуть-чуть», которое есть в любом гениальном произведении, постепенно приоткрывалось в этот вечер и нам, слушателям концерта.

Безвольно пощады просят
Глаза. Что мне делать с ними,
Когда при мне произносят
Короткое, звонкое имя?
Иду по тропинке в поле,
Вдоль серых сложенных бревен.
Здесь легкий ветер на воле
По-весеннему свеж, неровен.
И томное сердце слышит
Тайную весть о дальнем.
Я знаю: он жив, он дышит,
Он смеет быть не печальным.
1912

Возможно, пройдет время и этот замечательный ансамбль продолжит чудесный рассказ и об Анне Ахматовой, и о ее времени. История явно не закончилась. 

 Еще почитать: Наталья Калиниченко http://astoperahouse.ru/news/?ELEMENT_ID=2492f
«Стихов моих белая стая…», посвященного творчеству Анны Ахматовой, литературный редактор #astoperahouse Наталья Туриева читает стихотворение великой поэтессы. https://youtu.be/lJzpyHGiZDw

Примечание: Стихи из сборника «Четки», опубликованного на сайте http://www.gramotey.com/?open_file=1269060355#TOC_idm140084310797552

К. Гузенко (Фото Марии Морозовой)

В рубриках: Видео, События

  • Поиск

  • Из нашего архива

  • Календарь постов

    Ноябрь 2020
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Окт    
     1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    30  
  • Афиши

    IV МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА «КАСПИЙ – 2020/2021»
    30 октября 2020 г. 18-00 ч.
    Большой зал Астраханской государственной консерватории (ул. Советская, 23)

    КОНЦЕРТ ЛАУРЕАТОВ И ВРУЧЕНИЕ ПРЕМИИ «…имени БОРИСА КЛЮЗНЕРА»
    ПРОГРАММА
    • Борис Клюзнер Две прелюдии для фортепиано. Исполняет Наталия Муравьёва
    • Александр Рындин (Россия) «Символ веры» из Литургии св. Иоанна Златоуста для смешанного хора без сопровождения. Исполняет Камерный хор Астраханской государственной филармонии. Дирижёр Татьяна Рекичинская. Первое исполнение
    • Юрий Гонцов (Россия) «Ночная музыка» для баяна. Исполняет Лаура Таутиева
    • Иван Портовой (Россия) Прелюдия из цикла «Три прелюдии для фортепиано». Исполняет автор. Первое исполнение
    • Александр Рындин (Россия) «Ожидание долгой зимы» для флейты, кларнета и фортепиано. Исполняют Вера Заплесвичко (флейта), Виктор Смиховский (кларнет), Лариса Билецкая (фортепиано). Первое исполнение
    • Алина Безенсон (Белоруссия) «Прозрение», концерт для домры с оркестром. Переложение для домры и фортепиано, 1 и 2 части. Исполняют Фариза Тошова (домра), Лариса Билецкая (фортепиано)
    • Франк Мартен (Швейцария) «Баллада» для флейты и фортепиано. Исполняют Вера Заплесвичко (флейта), Лариса Билецкая (фортепиано)
    • Александр Блинов (Россия) «Калейдоскопические картинки» для фортепиано (фрагменты). Исполняет Дарья Белова
    • Юрий Гонцов (Россия) «Три движения» для баяна. Исполняет Лаура Таутиева
    • Герман Галынин Три пьесы из сюиты для фортепиано: Токката, Интермеццо, Танец. Исполняет Людмила Круглова
    • Александр Рындин (Россия) «Для домры и баяна». Исполняют Антонина Пугач (домра), Дмитрий Соловьёв (баян). Первое исполнение.